Аверкиев Игорь Валерьевич


Пермь

Родился в 1960 году

Председатель Пермской гражданской палаты (ПГП)

https://www.facebook.com/averkiev.igor

Сайт Пермской гражданской палаты http://www.pgpalata.ru/


РОССИЯ И ЗАПАД – ПРИНУЖДЕНИЕ К БРАТСТВУ

Русская национал-европейская критика русской национал-азиатчины. Часть III

 

 

«Поиграем (хотя какие уж тут игрушки).

Если такой выбор: жить под талибами или вступить в НАТО? Если третьего не дано? Если не вилять, не махать руками, не восклицать: «да кто вам сказал? да откуда эти страшилки? да в НАТО нас не пустят? да талибов мы прогоним! да что за глупые игры! Да мы сами с усами!». С усами, с усами... Но все-таки поиграем: Что выбираем - Талибан или НАТО?»

Денис Драгунский

 

 

С одной стороны, путинский режим - безусловно, происламский и прокитайский. В этом смысле борьба Кремля с «исламским терроризмом» (который - всего лишь одна из форм исламского империализма), с порождёнными самим режимом «нелегальными мигрантами»,  осторожная критика «китайских эксцессов» - не должны никого обманывать - фундаментальные интересы исламо-кавказских и китайских колонизаторов, и их российских коллег и партнёров остаются нетронутыми. С другой стороны, Владимир Путин и его окружение стали своего рода «вынужденными агентами» китайских и исламских новейших империалистов, а в некоторых обстоятельствах - и нечаянными. В этом смысле постепенная сдача страны Китаю и Исламу есть следствие политической и геополитической слабости Путинской России и результат бесчисленных компромиссов, к которым постоянно прибегает Владимир Путин, чтобы сохранить собственную власть в стране.

Несмотря на сверхуспешные отвлекающие маневры с «Олимпиадой» и «Крымом» (нельзя не отдать должное тактическим талантам нашего Президента), Россия как государство настолько «не в форме» сегодня, что её руководство вынуждено заискивать перед исламским Кавказом и имперским Китаем, от одних откупаясь «данью» в виде бесконечных трансфертов на содержание кавказских республик и их населения, от других - «неформальными концессиями» на природные ресурсы и конкретные территории Сибири и Дальнего Востока.

Нефтегазовые политические и бюджетные преимущества не делают современное российское государство по-настоящему сильным и прочным, поскольку практически сводятся на нет запредельной коррупций, постыдно низкой производительностью труда во всей прочей экономике и столь же низкой эффективностью самого государственного управления. Если что, Путинская Россия просто не в состоянии вести экономические войны с Китаем и, тем более, не в состоянии остановить выдавливание русского населения из Кубани или перекрыть государственные и теневые многомиллиардные «капиталопроводы» из Москвы и внутренних регионов России в исламские республики Кавказа.

Но зачем при этом с упорством маньяка портить отношения с Западным миром – естественным цивилизационным союзником России в будущих глобальных мировых конфронтациях? Казалось бы, белый евро-христианский мир должен быть всё более единым перед агрессивным напором радикального исламизма и пока ещё «мягким» империализмом Китая, а он, наоборот, всё активнее дезинтегрируется, расползается перед этими угрозами.

Вызовы, с которыми сталкиваются в наше время Запад и Россия (кризис социал-либеральной государственности, «второе великое переселение народов», исламский «крестовый поход наоборот», «китайский сетевой империализм»), толкают нас друг к другу с суровой неизбежностью, максимально сближая многие фундаментальные интересы наших родственных цивилизаций, но команда Владимира Путина почему-то именно в это самое время принялась настраивать нашу страну на разрыв с Западом в духе протухшей «холодной войны», всласть подыгрывая американским и европейским «ястребам».

Конечно, американские и европейские «ястребы», что называется, сами хороши, с их завиральными требованиями от России того, что невозможно в принципе: идеальной демократии в стране с всего лишь 20-летней около-демократической историей; безукоризненного соблюдения в полувосточной державе «западных прав человека»; влиятельного гражданского общества в стране с неразвитым и в значительной своей части огосударствлённым (то есть экономически не самостоятельным, не модерным) средним классом. Даже самые разумные западные политики, понимающие, что требования эти - бред и «смех на палочке», всё равно цепляются за «продвижение» идеальной демократии в России как за пропагандистскую основу привычной западной «системы сдерживания и шантажа» в отношении нашей страны. Более того, западным политикам-прагматикам мягко-авторитарный сон России до недавнего времени (до украинского кризиса) был более чем комфортен.

***

Будущее нашей страны, естественно, не в альянсах, а в собственном вдохновляющем расцвете. Но чтобы этот расцвет случился завтра, нужно сегодня правильно выбрать даже не стратегических, а геополитических и цивилизационных партнёров.

Западный мир не идеален, даже очень не идеален – «постмодерный тупик» делает его всё менее привлекательным для любых глобальных альянсов. Но его цивилизационный ресурс столь огромен и будущий планетарный спор за «западное наследство» столь перспективен, что не  встать в очередь просто непростительно. Тем более, что Россия - наследник «первой очереди».

Я - русский, но я и самопровозглашённый европеец и я убеждён: теснейший союз России, как минимум, с Европой, и солидарное участие в решении общих проблем, вызванных коррозией «социал-либеральной матрицы» и «исламо-китайским Ренессансом» - это шанс для самой России обрести новые глобальные смыслы и энергию для собственного возрождения. И наоборот: Россия – это шанс Западного мира на обретение очередного «второго дыхания». Речь   не о геополитическом слиянии или поглощении России Западом или наоборот. Россия - не Европа, Европа – не Россия. Цивилизационная самобытность нашей страны очевидна и не подлежит сомнению, а Запад, сохранив политическое и экономическое влияние на Россию, с некоторых пор утратил «империалистическую способность» к расширению и поглощению. Речь о другом, о теснейшем стратегическом альянсе России и Запада на базе фундаментальных общих идентичностей: «белая этничность», «христианская цивилизация» (не в смысле религиозной, а в смысле глобальной культурной матрицы), «свободолюбивая социальность». Проблема в том, что эти идентичности на Западе являются доминирующими, а в России существуют лишь как один из двух основных «мировоззренческих укладов» («европейско-модерный» и «азиатско-традиционалистский»). И в этом основное препятствие для полноценного союза наших цивилизаций, в этом основной вызов для нас самих. Сможет ли Россия окончательно стать «петровской» или в очередной раз соблазнится своей «второй стороной» - комфортной несвободой Востока.

Так или иначе, все, кто сегодня работают на разрыв цивилизационных уз России с Западным миром, в конечном счёте, работает на цивилизационное, политическое и экономическое поглощение нашей страны Исламским и Китайским миром. Если же полное погружение в Большой Восток и есть пресловутая национальная идея Путинской России, то это не моя идея.

Только «окончательный европейский выбор» даёт России шанс для сохранения государственного, национального и цивилизационного суверенитета. В то время как доминирующие в стране общественные настроения и правящий режим (а также его наиболее вероятные радикально-консервативные преемники) объективно толкают страну к «окончательному азиатскому выбору» и к последующей утрате цивилизационного (а, возможно, и государственного) суверенитета в объятиях новейшего исламского и китайского империализма.

Только с Западом у России есть шанс на большое будущее (даже цивилизационная смерть Запада этому будущему не помешает, а, возможно, и, наоборот, поспособствует – сбудется, наконец, пророчество «Третьего Рима»). В отличие от Запада, Большой Восток проглотит 140 миллионов россиян и не заметит. Остаться нетронутым клочком Ойкумены посреди глобальной конфронтации человеческих миров за планетарное доминирование – не получится. Россия – не Швейцария.

Не получится у нас и по-страусиному не выбрать никого и продолжать играть в «третий путь». Не получится, поскольку естественным «течением времени» Россию сносит именно к «талибам» как к квинтэссенции «новейшего старого» азиатского мира, к исламским, православным и прочим фундаменталистам, к всевозможным «пост-пост-модерным фашистам» (вспоминаем Мизулину, Мамонтова, Кургиняна и прочих «культурных людоедов»). 

В современном мире, кто не выбирает ни «НАТО», ни «Талибан», тот выбирает «Талибан». Такова логика событий в эпоху «Восточного Ренессанса».

Специально для национал-страдальцев и научных патриотов с ампутированным чувством юмора поясняю: «НАТО» в данном случае - метафора Запада как такового, но в его, так сказать, предельном, суровом варианте. То же самое и «Талибан» применительно к исламскому Востоку. Современное пространство «белой этничности, христианской цивилизации и свободолюбивой социальности» немыслимо без таких вещей как НАТО – они существуют в пакете. И, наоборот, если ты выбираешь очередного «доброго царя», основанную на абсолютных авторитетах патерналистскую социальность и безусловно добропорядочную патриархальную семью, значит, ты выбираешь и Талибан – агрессивный безжалостный фундаментализм при любом обострении ситуации.

«Европейский выбор России» не в том, чтобы во всём присоединяться к Западу, а в том, чтобы стать Новым Западом, чтобы включиться в борьбу за «западное наследство» на стороне Запада.

«Европейский выбор России» не предполагает безоговорочной солидарности с любыми глупостями и завихами США или Евросоюза – критика важна и ценна, но критика заинтересованная, братская. «Европейский выбор России» не ограничивает нас в международном сотрудничестве, но не позволяет подыгрывать цивилизационным противникам Запада. И наоборот. «Свои» для нас - французы, немцы и американцы, а не сирийцы, иранцы и китайцы. Сотрудничать можно и нужно со всеми, но международная солидарность возможна только в отношении «своих». Выберите «своих» правильно.

Американцы и европейцы, конечно, очень часто ведут себя как «сукины дети», но они «наши сукины дети». Не арабы, и не китайцы «наши сукины дети», а европейцы, какими бы они ни были. Люди Запада должны понять то же самое и в отношении нас. Наше сближение с Западом не может быть односторонним.

Европейцы должны понять, что «путинские режимы» приходят и уходят, а белая, христианская, европейская Россия - Россия Пушкина, Толстого, Достоевского, Чайковского, Шолохова, Шестаковича, Пастернака, Солженицына, Бродского  - существует 300 лет как восточный оплот европейской цивилизации, как важнейший социальный, экономический и культурный ресурс Большого Запада. Это сложный ресурс, им надо всерьёз учиться пользоваться, и руководствоваться не страхом и евроцентричным снобизмом, а пониманием «объективной необходимости» нашего великого по форме и спасительного по сути альянса – спасительного для обеих сторон. Европейцам нужно учиться эмпатии в отношении России. А нам нужно обуздывать свою тщательно скрываемую зависть к Европе и продолжать упорно выдавливать из себя рабскую азиатчину. 

Любая западная политика в отношении России должна быть двойственна: тактическая прагматичная политика в отношении конкретного режима и стратегическая дружественная геополитика в отношении братской цивилизации. Это очень тонкая политика, требующая истинного мастерства. На Западе есть такие мастера.

***

Сами по себе сегодняшние западные правительства и путинский правящий режим не захотят, да и не смогут утихомирить собственных «ястребов», не смогут прекратить эту дурацкую «подмороженную войнушку» между Западом и Россией. Поэтому единственный шанс на братское сплочение наших цивилизаций перед угрозой нового варварства – это гражданское принуждение. Широкое гражданское движение и у нас, и на Западе за европейскую Россию и за пророссийскую Европу. Нам нужно довести до конца «дело Петра». Но не сверху, а снизу. Европейцам нужно признать нас своими братьями, но не сквозь зубы и не из политкорректности, а из осознания реального цивилизационного родства. 

Вот она, «новая народная дипломатия» – принудить наших и западных идиотов во власти пойти на реальные взаимные компромиссы. Но, боюсь, что возможно только при одном минимальном условии – без путинского режима у нас и без русофобских «ястребов» на ключевых политических постах у них.

Притча о другом способе отнестись к европейцам и американцам

Мы - не лучшие и не самые настоящие европейцы, но самые прочные на сегодня, самые стойкие в бедах и самые незаскорузлые - свежие. Мы относимся к западным европейцам как к единоутробному старшему брату, получившему лучшее, чем у нас, образование. У нас с западными европейцами общая мать – белая Европа, но у нас разные отцы. У них – великий Рим, у нас – великая Орда. Западноевропейский старший брат не способнее нас - но опытнее и образованней. У нас разные отцы, но мы моложе и сильнее, в нас больше жизни и нам нужно готовиться  защищать дряхлеющего старшего брата и делиться с ним, обменивая свою энергию на его опыт и достижения.

Американцы для нас и для европейцев - самый младший брат (для европейцев ещё и кровный, уж не знаю, как так получилось). Он уехал за лучшей долей в дальние края, поднялся там, несказанно окреп и теперь оттуда, из далёкого далека, пытается участвовать в наших делах, даже чего-то там указывает, не собираясь возвращаться. Далёкий, самодостаточный, ненадёжный, но брат.

Сегодня мы должны быть снисходительны и терпеливы к европейцам. Они многое пережили, многое совершили и многое заслужили. По крайней мере, они заслужили достойное угасание. В ближайшие, как минимум, лет пятьдесят нам отвечать за судьбу Европы. Нам принимать белых беженцев, нам заботиться о музеефикации европейской цивилизации, нам защищать в Евразии остатки границ Большого Запада. Может быть, младший брат Америка поможет нам в этом. А, может быть, и нет – своих проблем у братца будет выше крыши.

 

23 апреля 2014 года                                                                                       Игорь Аверкиев

comments powered by Disqus

Список. Архив записей начало

Записей не найдено.

Список. Тематический архив записей начало

Тема 2

10.04.2014
Тема 1

10.04.2014



Тексты

ТЫ КТО?

27.05.2014