Аверкиев Игорь Валерьевич


Пермь

Родился в 1960 году

Председатель Пермской гражданской палаты (ПГП)

https://www.facebook.com/averkiev.igor

Сайт Пермской гражданской палаты http://www.pgpalata.ru/


«Транснефть» планирует снести в Пермском крае несколько сотен домов и оставить без жилья несколько тысяч человек

Это не журналистский ужастик, это реальные планы взрослых ответственных людей, подтверждённые судебными решениями. Ни о каких компенсациях, переселениях речи даже не идёт.

Эту старую историю журналисты назвали «Адово». История про Адищево, Запруд, Архиерейку, Иву, многие дома которых ВДРУГ оказались в охранной зоне нефтепровода «Каменный лог – Пермь». Дело в том, что в охранной зоне нефтепровода жизнь и работа людей запрещена, и если в этой, не весть откуда взявшейся, охранной зоне у вас оказался дом, его надо сносить. История старая, но в мае может случиться непоправимое.

ЧТО МОЖЕТ СЛУЧИТЬСЯ В МАЕ?

Если упрощать (поскольку всё очень разнообразно), то можно выделить две самых типичных ситуации:

Первая типичная ситуация. Семья добросовестно приобретает у муниципалитета землю, ничем, по документам, не обременённую, ни про какие охранные зоны нефтепроводов покупателям никто не говорит. Строит дом. Живёт. Иногда люди узнают, что где-то рядом есть нефтепровод, но к ним он не имеет никакого отношения . А потом вдруг оказывается, что дом находится в охранной зоне нефтепровода и его будут сносить. Важно понимать, что дома ведь стоят не на самих нефтепроводах, как думалось некоторым, они всегда где-то в стороне, даже поодаль, вопрос в том, насколько в стороне, и кто, и когда это решает. Оказалось, что охранные зоны бывают всякие по своей ширине, в зависимости от всяких обстоятельств, в том числе, и в зависимости от состояния самого нефтепровода

Вторая типичная ситуация. Семья живёт рядом с нефтепроводом, но всем известно (иногда по этому поводу даже суды были), что охранная зона нефтепровода равна 15 метрам по обе стороны от его оси. Дом семьи в эту зону не входит. А потом вдруг приходят люди и говорят, что теперь охранная зона не 15, а 25 метров. Ваш дом входит в эту зону – будем сносить. Потом приходят какие-то уж совсем отмороженные люди и сообщают, что охранная зона уже и не 25, а 125 метров и общественная цена вопроса уже не несколько домов, а несколько десятков домов (только в Запруде таких домов уже 190).

«Отмороженные» - это великий и ужасный нефтемагистральный монополист «Транснефть».   

Ситуация плавно перетекает уже в полный абсурд: в охранную зону теперь попадают и участки Лядовского тракта, и трассы Пермь-Березники. Их что, тоже нужно сносить-переносить?

На сегодняшний день «Транснефть» имеет на руках, по одним данным, 10, по другим - 30 судебных решений о сносе домов. Кассационные жалобы домовладельцы проиграли. Суды всецело на стороне корпорации. Дела уже в службе судебных приставов. Но в холодное время года судебные исполнители, по гуманитарным соображениям, не берутся сносить дома. Потому кошмар и предполагается в мае - сезон сноса начинается.

ПОЧЕМУ ЛЮДИ ПРОИГРЫВАЮТ СУДЫ?

Всё очень просто. «Транснефть» разглагольствует в суде о «святом» – о безопасности, подкрепляя «святое» мегатоннами технической экспертной абракадабры и мутными подзаконными актами. Но выглядит всё солидно и ответственно. Простые люди могут этому противопоставить только свое «добросовестное приобретение права собственности». Что оно в сравнении с безопасностью страны? «Люди сами виноваты. Почему не спросили у Транснефти, есть там у неё охранная зона или нет?» - так сёрничал один чиновник.

Немного добавить справедливости в процесс могли бы муниципальные администрации, подставившие людей под проблемы. Они могли бы рассказать о том, что нефтероводы эти какие-то странные, нигде не зарегистрированы, не обозначены ни на каких картах. Но муниципальные чиновники либо не приходят на суды, либо предают своих жителей и встают на сторону обнаглевшего от вседозволенности нефтянного монстра.      

СКОЛЬКО ЛЮДЕЙ МОЖЕТ ПОСТРАДАТЬ?

По данным депутата Законодательного Собрания Лилии Ширяевой и Уполномоченного по правам человека Татьяны Марголиной, в такой ситуации находятся владельцы 3-х тысяч земельных участков в 7-ми муниципалитетах края. В общей сложности под угрозой 1 тысяча домов. Соответственно, без жилья могут остаться несколько тысяч человек.  

КАКИМ МОЖЕТ БЫТЬ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ВЫХОД ИЗ СИТУАЦИИ?

  1. Чтобы не лишать людей добросовестно приобретённого или построенного жилья, «Транснефть» может перенести свои нефтепроводы на безопасное расстояние от поселений.
  2. «Транснефть» может реконструировать нефтепроводы под городские условия на участках, проходящих через или вблизи поселений (снижать давление, надевать кожухи и т.п.). Такая реконструкция может уменьшить охранную зону до приемлемых 7-10 метров.
  3. В крайнем случае «Транснефть», самостоятельно или совместно с регионом и муниципалитетами, может профинансировать переселение людей из охранных зон нефтепроводов.

Но, судя по всему, главный принцип Транснефти в этом споре о безопасности нефтепроводов – «ни копейки из своего кармана». При этом ни «Транснефть», ни суды, ни чиновники даже не понимают, что на кону не технологическая безопасность, а социальная. Одно дело работать с жертвами строительных пирамид и валютной ипотеки, другое дело – сносить сотни обжитых, добротных домов, лишать реальные семьи реального и, как правило, единственного жилья.

Во всей этой истории есть ещё одна странность. В одной траншее вместе с трубами Транснефти лежат и трубы «Лукойла», но «Лукойл» иски о сносе домов в суд почему-то не подаёт. По словам Лилии Ширяевой, «Лукойл готов решать проблему с технической точки зрения», то есть готов реконструировать свой нефтепровод, чтобы уменьшить охранную зону. «Транснефть» же «ни на какой контакт не идёт». Что это? Просто разные политики безопасности? Или «Транснефть» и «Лукойл» находятся в разных условиях на территории Пермского края? Или просто одни бедные, а другие богатые? Или даже одни «плохие», а другие «хорошие»?

КАКИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ?

Решать проблемы «нефтепроводных семей» уже отказались:

  • Суды.
  • Прокуратура.
  • Глава Администрации Перми Дмитрий Самойлов.
  • Глава Добрянского района Константин Лызов   .
  • Глава Администрации губернатора Анатолий Маховиков.
  • Депутат Законодательного Собрания Андрей Старков (Запруд входит в его избирательный округ).
  • Возможно, ещё какие-то депутаты и чиновники, ибо к кому только жители не обращались.

Отказались все эти начальники и органы помочь ни в чём не виноватым людям по разным причинам: безразличие, формализм, лень, привычка к отпискам, страх, «скромное обаяние» Транснефти...

Сегодня серьёзно и упорно проблемами «Адово» занимаются два человека во власти: Уполномоченный по правам человека Татьяна Марголина и депутат ЗС Лилия Ширяева. Они пытаются вести переговоры со всеми сторонами конфликта, прежде всего, с нефтянниками; провели судебный мониторинг и анализ решений, ищут правовой выход из ситуации. Кажется, им удалось договориться с судейским сообществом о проведении Экспертно-консультативного совета краевого суда, на котором будет проанализирована судебная практика по делам об охранных зонах нефтепроводов. Возможно, правоведам удастся найти нелюдоедские варианты решения проблемы.

Не оставляет жертв нефтепроводной безопасности и газета «Звезда». 17 февраля «Звезда» провела круглый стол, на котором предполагалось свести в диалоге жителей и представителей краевых властей: главу администрации губернатора Анатолия Маховикова и министра территориального развития Романа Кокшарова. Но чиновники не пришли. Однако, в круглом столе принял участие член штаба регионального отделения Общероссийского Народного Фронта (ОНФ) Максим Зубарев. К нему и обратились все участники круглого стола с предложением для ОНФ: организовать под своей эгидой переговорную площадку с участием жителей, нефтянников, краевых и муниципальных властей, на которой и попытаться выработать совместное взвешенное «политическое решение» столь острой проблемы. Тем более, как выяснилось, проблема эта коснулась не только Пермского края, но и ещё нескольких регионов, так что нахождение взвешенного решения стало уже общероссийской задачей. Максим Зубарев вроде бы искренне и с энтузиазмом согласился передать это предложение руководителям пермского ОНФ и сказал что такая площадка вполне возможна. Я не сторонник ОНФ, более того, скептически отношусь к любым подобным организациям, но в данном случае не до политических пристрастий. Вдруг у них получится.       

ЗАЧЕМ Я ОБО ВСЁМ ЭТОМ ПИШУ?

Если усилия Татьяны Марголиной, Лилии Ширяевой и пермского ОНФ так и не увенчаются успехом. И если с приходом тепла у Транснефти, судов и судебных приставов окончательно снесёт крышу и случится худшее: бульдозеры начнут сносить добротное, кровное жильё десятков семей - этих людей нельзя бросать на произвол злой нефтегосударственной судьбы, за них нужно будет заступиться или присоединиться к тому, что они будут предпринимать в свою защиту.

18 февраля 2016 года                                                                       Игорь Аверкиев

comments powered by Disqus

Список. Архив записей начало

Записей не найдено.

Список. Тематический архив записей начало

Тема 2

10.04.2014
Тема 1

10.04.2014



Тексты

ТЫ КТО?

27.05.2014